14.12.2018, 02:44
Вы вошли как Гость

Яранская центральная районная библиотека им. Г.Ф. Боровикова

12+
Меню сайта

Александр Дмитриевич Ваганов

М.П. Колчина
Александр Дмитриевич Ваганов
( 1924 – 1943)
 
Командир пулеметного расчета, старший сержант, Герой Советского Союза (1943). Участник Великой Отечественной войны.
Александр Дмитриевич Ваганов родился в 1924 году в деревне. Симонята Яранского района в семье крестьянина. Окончил Рож­дественскую начальную школу. В 1940 году поступил в Яранскую школу ФЗО, после окон­чания которой работал слесарем на Вятско-Полянском машино­строительном заводе. В 1942 году вступил в ряды Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи.
Летом 1942 года был призван в Советскую Армию, где быстро освоил военное дело. Ему было присвоено звание старшего сержанта и дано назначение   команди­ром пулеметного расчета 383-го стрелкового полка 121 стрелковой дивизии 60-й армии Центрального фронта.
Первый раз он отличился в конце августа 1943 года, ког­да вместе с расчетом преодолел реку Сейм в районе Рыльска Курской области. Вступив в бой, воины уничтожили две пулеметные точки противника и надежно прикрыли пере­праву других подразделений.
Во как описывает эти события М. Кутюков  в своем рассказе «Всегда впереди»:
«Ночью полк выходил на исходный рубеж. Лил хо­лодный сентябрьский дождь. Плащ-палатка давно на­бухла от влаги, вода забиралась за голенища сапог, ручейками стекала по лицу. А Ваганов все шагал и шагал за пароконной упряжкой, тащившей «максим» с коробками лент и патронными ящиками. Погоду старший сержант не замечал. Он думал сейчас о дру­гом. Через два часа полк выйдет к Сейму. А там, за рекой, уже Украина. Ему предстоит в числе первых вступить на эту землю.
Под утро подразделения полка рассредоточились в прибрежной роще и хорошо замаскировались. Днем командиры провели рекогносцировку, выявили огне­вые средства противника, наметили места переправ. Форсирование реки командование решило провести ранним утром следующего дня. Полку придавались артиллерия, реактивные минометы.
Короток осенний день. А в лесу сумерки наступают еще раньше. По оврагам и кустарникам стрелковые роты стали выходить к берегу. Пользуясь перерывами между вспышками вражеских ракет, солдаты подтас­кивали к воде бревна, доски. Обозники где-то нашли несколько лодок. Их распределили между пулеметны­ми расчетами.
Когда была дана команда на отдых, комбат собрал ротных и командиров отделений:
- Утром пойдем на тот берег. Ясно? Нас поддер­жит огнем артиллерия. Только сумеют ли артиллерис­ты до конца выковырять фашистских пулеметчиков... Как ты думаешь, старший сержант Ваганов? Пулемету тебя в порядке?
- Как всегда!
- Так как думаешь наступать?
- А я думаю не сидеть здесь до утра. Немец нас, как видно, не ждет. Одно место я уже приглядел — и ракеты покидывает редко, и кусты там у самой во­ды. Мои пулеметчики уже шесты вырубили, из доски весло сделали. Если будет ваше разрешение, товарищ майор, пойдем первыми.
— Спасибо, старший сержант, — лицо комбата оза­рилось улыбкой. — За этим я и собрал, вас, товарищи командиры. Нужны добровольцы. Значит, первым пойдет расчет Ваганова. Задача расчету одна: переплыть без шума и после нашего артналета прикрыть фланго­вым огнем переправу батальона. А теперь по мес­там!
Окрыленный поддержкой комбата, Ваганов сооб­щил своим бойцам:
— Пойдем первыми! Как мы задумали, так и бу­дет!
Бойцы осторожно спустили лодку на воду. Между сиденьями закрепили «максим», погрузили патронные коробки, ящик с гранатами.
Вражеский берег от смелых десантников отделяла трехсотметровая гладь Сейма. Невидимые волны глухо плескались о борт лодки. Немецкий пулеметчик лишь изредка рассыпал веер трассирующих пуль, да ночную тьму время от времени разрезал голубой свет ракет. Наш берег молчал.
Подошел командир роты.
- Все готово?
- Ждем вас на том берегу, товарищ лейтенант, — бодро ответил Ваганов.
— Тогда трогайте! В случае чего, прикроем огнем.
На троих — два шеста и доска. Сначала шли на шестах. Потом дно потеряли, стали грести касками. Ваганов сидел на корме, направлял лодку. Наш берег уже скрылся в тумане. Теперь ориентироваться можно только по течению воды да редким пулеметным оче­редям, доносящимся откуда-то справа. Еще усилие, еще, еще... Наконец, шест снова уперся в дно.
Удача сопутствовала смельчакам. В полной тишине они вывели лодку на отмель, быстро ее разгрузили и отвели в кусты. Первая часть боевого задания выпол­нена.
Стали взбираться на кручу. На гребне нащупали большую воронку от снаряда, втащили в нее пулемет, сюда же переправили боеприпасы.
— Вот мы и дома. Теперь одна забота: чтобы свои не накрыли, — старший сержант отогнул рукав буш­лата, посмотрел на светящийся циферблат часов. Его шепот погасил порыв ветра.  — До рассвета осталось два часа, будем поглубже зарываться в землю.
...«Катюша» заиграла ровно в шесть утра. Мощные взрывы обрушились на вражеский берег в полукило­метре выше по течению... Снаряды стали падать ближе, засвистели осколки, комки земли забарабанили по пулеметному щиту. Бойцы укрылись в ячейках.
Десять минут дрожала от взрывов земля. Вдруг огневой налет внезапно прекратился. Ваганов мигом вскочил и — к пулемету. Стряхнул с прицельной рам­ки комки земли, ощупал кожух, перевел затвор. Все в порядке.
Тишину внезапно нарушили пулеметные очереди. Сразу трудно было понять, кто бьет: или наши десант­ники расчищали себе дорогу на правый берег, или враг вел огонь по плотам с советскими солдатами. Стреля­ли, однако, и те и другие.
Нужно было быстрее засечь вражеский пулемет и уничтожить его.
Дым разрывов постепенно рассеялся, и перед от­важными десантниками открылось поле боя. Метрах в двухстах по берегу, совсем рядом, суетилась группа вражеских солдат.
Это были пулеметчики. Фашисты, видимо, выбира­ли цель.
Пользуясь тем, что враг его не обнаружил, Ваганов развернул ствол «максима» в сторону немецкого пуле­метного гнезда и стал ждать. Исход этого поединка решала выдержка. Первым заговорил фашистский пу­лемет — обрушил на переправу свинцовый дождь. Ва­ганов поймал фашиста в прицел и нажал на гашетку. Двух коротких очередей хватило для того, чтобы с пу­леметом противника было покончено навсегда.
Целых полчаса вагановский пулемет непрерывно бил по вражеским окопам, не давая немцам поднять головы. А за это время стрелковый полк почти без по­терь высадился на правом берегу, наступление продол­жалось. В этом бою отважный пулеметчик уничтожил до тридцати немецких солдат.
О героических подвигах пулеметчика Ваганова уз­нало командование армии. Направляя наградной лист А. Д. Ваганова в Москву, командующий армией гене­рал-лейтенант Черняховский сделал на нем надпись: «Достоин звания Героя Советского Союза».
22 сентября 1943 года А. Д. Ваганов отличился вновь. Смелость и решительность проявил  он при форсировании реки Десны, где заменил выбывшего из строя командира пулеметной роты. Взяв на себя командование подразделением, А. Д. Ваганов отбил две контратаки превосходящих сил про­тивника.
26 сентября старший сержант А. Д. Ваганов в числе первых переправился через Днепр у села Глебовка Вышего­родского района Киевской области Украины. Личным примером воодушевлял  он бойцов роты. В одной из схваток на правом берегу Днепра  метким огнем он уничтожил  около  40 солдат противника.
За умелые боевые действия и личную отвагу, проявленные при форсировании Днепра, Указом Президиума Верховного Сове­та СССР от 17 октября 1943 года А. Д. Ваганову было присвоено зва­ние Героя Советского Союза, он награжден  орденом Ленина и несколькими медалями.
В конце 1943 года старший сержант А. Д. Ваганов погиб в одном из боев с фашистами. Похоронен в братской могиле в городе  Вроцлав (Польша).йны.асчета, старший сержант, Герой Советсткого Союза (1943)
Имя Героя носит одна из улиц г. Яранска, профессиональное училище № 40 (ныне Государственный технологический техникум). На средства, заработанные  учащимися и преподавателями училища, перед главным зданием училища сооружен памятник Ваганову. Автор скульптуры – Эдуард Озоль (г. Санкт-Петербург). Памятник открыт 9 мая 1971 г. Право открытия памятника было предоставлено отличникам учебы Валентине Бусыгиной  и Виталию Созонову, а также старейшему работнику училища Н.П. Смирнову. И по сей день, стоит он, старший сержант Ваганов, теперь уже в мраморе, устремленный всегда вперед, и является примером для молодого поколения.

Застыли в мраморе, Россия,
Твои погибшие сыны.
Над ними ветры грозовые,
А матерям им сняться сны…
И в этих снах они живые –
Мальчишки тех тревожных лет.
Тоскуют матери седые
По тем, кого давно уж нет…
Хранятся письма, как святыня.
Сын на побывку обещал…
И вот сегодня, смерть отринув,
Он гордо встал на пьедестал!
В атаке яростной победной
От пули вражьей не упал,
Оставил стойкость нам в наследие,
Как добрый знак любых начал.
Застыли  в мраморе, Россия,
Твои отважные сыны,
О них вы помните, живые,
И будьте памяти верны!

(Памяти Ваганова А. Лаптев, учитель, офицер запаса)
Литература
  1. Ваганов Александр Дмитриевич [Текст] // Андреев. С. Совершенное ими бессмертно. -  М., 1976. - С. 89—90.
  2. Ваганов Александр Дмитриевич [Текст] // Герои Советского Союза — кировчане. - Киров, 1973, вып. 1.-  С. 70—74.
  3. Ваганов Александр Дмитриевич [Текст]  // Кировчане — Герои Советского Союза. 2-е изд., доп. и перераб. -  Киров, 1962. - С. 119-121.
  4. Ваганов Александр Дмитриевич [Текст]  //Смирнов В.В. Адрес подвига  - вятский. - Киров, 1995. -   С. 50-51.
  5. Ваганов Александр Дмитриевич  [Текст] //Энциклопедия земли Вятской: в 10 т. Т.6. Знатные люди. - Киров, 1996. - С.67.
  6. Герои бессмертны [Текст]  // Кутюков М. И. Яранск. – Киров: Волго-Вятское кн. изд-во, 1984. – С.65-71.
Друзья сайта

 

 

Статистика
Яндекс.Метрика