25.06.2024, 07:59
Вы вошли как Гость

Яранская центральная районная библиотека им. Г.Ф. Боровикова

12+
Решаем вместе
Хочется, чтобы библиотека стала лучше? Сообщите, какие нужны изменения и получите ответ о решении
Меню сайта

Мемориальные и памятные доски Яранска. Часть 4. Улица Свободы

Добрый день, уважаемые земляки и гости Яранского края!

Сегодня продолжается наша заочная экскурсия  по городу.

Закончили мы свое путешествие в прошлый раз на углу улиц Карла Маркса и Рудницкого – наискосок от автостанции, где видели памятную доску «Плачущий ангел». А теперь мы пройдем совсем немного – один квартал до угла Рудницкого – Свободы и затем свернем направо.

Кстати, улица, по которой пойдет наш путь, в старину называлась Казанской. Одна из версий гласит: была названа она так потому, что по ней выезжали на старый Казанский тракт.

Современное же название она получила постановлением  Яранского уисполкома  от 7 ноября 1918 года.

Свернув от угла направо по улице Свободы, вы окажетесь возле  «больничного городка». Весь квартал улицы – от пересечения с улицей Рудницкого до пересечения со следующей – Халтурина – занимают здания районной больницы.   В одном из них (№59) сейчас детская консультация, но мы помним его как старую хирургию. Многих там лечили, перевязывали, оперировали… А вот сейчас это красивое здание – объект нашей экскурсии.

 

 

Возле центрального входа увидим целых две памятных доски из черного мрамора.

Одна появилась здесь в 2008 г -  «в честь 200-летия со дня основания Яранской земской больницы 1808-2008г.г.», - такая надпись имеется на этой доске.

Многие связывают нашу больницу прежде всего с земским доктором Алексеем Ивановичем Шулятиковым, который работал в ней с 1872 года - целых 48 лет. Считайте, что всю жизнь.

Видимо, именно при нем проходила стройка. В 1873 году Земской управой был поставлен вопрос о возведении в Яранске каменного здания больницы.

 «С этой целью 26 ок­тября 1873 года управой был заклю­чен контракт с крестьянином Фокеем Мельниковым по кладке здания больницы. По контракту он обязался вырыть рвы, забутить и вывести фун­дамент до цоколя в том же 1873 году, а остальную работу начать в первых числах мая и окончить 1 сентября 1874 года.

Перед началом кладки здания, в апреле 1874 года, врач Яранской больницы Шульц заявил управе, что по рассмотрению плана больницы он нашел, что в ней мало подвалов, и предложил строить кухню и другие не­обходимые помещения. Управа про­сила архитектора Самойлова соста­вить план и смету на подвальный этаж, весной и летом 1875 года под­рядчик Мельников закончил лестни­цы и своды нижнего этажа.

В этом же году были закончены кровельные работы, выполненные подрядчиком Крутовских. Произведе­на выстилка бутовым камнем вокруг больницы и построено деревянное здание на каменном фундаменте для арестантского больничного поме­щения.

В 1877 году, к сентябрю, больнич­ный корпус был совсем готов. В ок­тябре комиссия осмотрела построен­ные управой для больницы прачеч­ную, баню, усыпальницу арестантской больницы, водопровод с прочими к нему постройками и нашла, что все таковые постройки произведены удовлетворительно, а потом приня­ты. В этом же году имущество было перевезено в новый больничный кор­пус. Таким образом, в Яранске по­явился первый корпус каменной больницы» (из статьи «Начало большого пути», из Народной газеты Вятки», 2008 год, № 21, автор Г. Ф. Коробейников).

Ну, а вторая памятная доска говорит о том, что с 1946 по 1985 год в здании работал легендарный врач-хирург, участник Великой Отечественной войны Михаил Прокопьевич Белоусов. Открытие этого памятного знака состоялось к его 100-летнему юбилею в июне 2014 года. На торжество приезжали дети и внуки прославленного доктора. Они рассказывали о Михаиле Прокопьевиче, презентовали книгу воспоминаний о нем - «Михаил Белоусов. Жизнь и судьба».  Книга очень интересная, она содержит много уникальных документов и фотографий из личного семейного архива.

 

 

Жизнь этого заслуженного человека удивительна. Были в ней особенные обстоятельства, наложившие отпечаток на судьбу Михаила Прокопьевича. Хочется рассказать обо всем этом подробнее.

С отличием закончив Казанский медицинский институт в 1939 году, Михаил Белоусов получил распределение на долж­ность врача - инспектора в Кировский областной отдел здра­воохранения. В сентябре этого же года начинающий врач был призван в ряды Красной Армии и отправлен на финскую вой­ну. Служил начальником полкового медпункта. Это был его первый опыт работы в военно-полевых условиях. Та война стала потрясением для юноши: он увидел уровень неподго­товленности, совершенно противоречивший идеологической пропаганде, убеждавшей всех в непобедимости Красной Ар­мии. Вспоминая то время, он гово­рил, что «это было ужасно тем, что проигрывали финнам и в подготовке, и в ведении военных действий, и со­вершенно не жалели своих солдат».

Великая Отечественная началась для Михаила Белоусова с бомбежки, так как находился он тогда на грани­це. Уже в первых числах июля 1941 года при отступлении советских войск Михаил попал в немецкий плен, буду­чи контуженным. В другой ситуации он бы обязательно боролся против врага «до последней капли крови», ведь так поступали настоящие пат­риоты. В плену же начался кошмар, вынести который мог только сильный духом, волевой и физически крепкий человек... Это был самый трагичес­кий этап жизни Михаила Белоусова - так считал сам герой нашей истории - но он и предположить не мог, что та­ких испытаний предстоит еще нема­ло в будущем.

Две недели вместе с другими плен­ными русскими солдатами Михаил Белоусов шёл в лагерь Иоганисбурга (пешком пол-Европы). Белоусов достиг пристанища в лагере для военнопленных в Германии и был определен врачом в холерный барак, где на­ходились его соотечественники. Лагерь имел несколько наци­ональных зон. Самые жестокие условия были в советской зоне: издевательства, унижения, голодный паек, тяжелый труд... Многие не выдерживали и погибали. Белоусов же вы­держал все. Положение врача позволяло Михаилу общаться практически со всеми русскими пленными. Он помогал в орга­низации побегов и диверсий, о чём свидетельствуют письма бывших военнопленных. Сам Михаил о побеге не помышлял, поскольку прекрасно понимал, насколько он, врач, нужен сво­им соотечественникам.

«В лагере Иоганисбурга, напротив лазарета русских воен­нопленных, был склад, где часто работали французы. Лазарет и склад отделяло проволочное ограждение. Однажды фашист­ский солдат решил поиздеваться над ослабевшим от болез­ней русским парнем. Я его защитил, несмотря на опасность быть расстрелянным. Из-за проволоки на него с сочувствием смотрели французские военнопленные. Он видел их припод­нятые, сжатые в кулаки руки. Вскоре после этой истории меня навестил французский коллега. Разговорились. Мы оказались сверстниками», - вспоминал впоследствии Михаил Прокопье­вич.

Французский пленный врач Виктор Жирард стал часто на­вещать русский лазарет, внимательно наблюдал за работой коллеги и был восхищён профессиональными способностями Михаила.

У Виктора были карманные шахматы, и, когда выпадало сво­бодное от работы время, друзья садились за шахматную дос­ку. Победителем в игре обычно оказывался Белоусов.

В1943 году Виктора перевели в лагерь Хохенштейн. Проща­ясь, Михаил и Виктор обменялись адресами своих матерей и договорились найти друг друга после войны. В знак дружбы Виктор подарил Михаилу шахматы с дарственной надписью «Старшему брату Михаилу от младшего брата Виктора Жи- рарда», а Михаил - свой карандашный портрет, сделанный одним из больных, вылеченных им.

Новые испытания ждали Белоусова в новой жизни. После вызволения из немецкого плена он был отправлен в проверочно-фильтрационный лагерь №174 в Подольске. Вспоминал, как загоняли в лагерь сквозь строй с собаками. Снова - голод­ный паек, допросы, недоверие, унижения, психологическое давление. Наконец, в августе 1946 года наступило освобож­дение, но... «Виноват, что попал в плен и выжил!»- говорил Белоусов.

Михаил Белоусов получил справку о прохождении спецпро­верки в связи с нахождением в плену и служебную характе­ристику. Оригиналы документов хранятся в семье. В служеб­ной характеристике указывалось, что Белоусов работал на­чальником санчасти лагерного отделения, характеризовался как дисциплинированный, положительный, знающий своё дело работник, активно участвующий в медико-санитарных мероп­риятиях. Отмечалось, что «одновременно повышал и уровень своих знаний. Как врач пользовался уважением и авторите­том». Обращает внимание строчка в справке, что «при утере документ не возобновляется», а справка свидетельствовала, что за ним нет предательства во время плена. Она давала возможность Белоусову быть полноправным граж­данином советского общества. Од­нако жизнь показала, что это не со­всем так.

Все это было особенно тяжело осознавать, ведь при прохождении спецпроверки подтвердились зна­чительные факты его помощи плен­ным, в том числе в организации побегов. Если бы в лагере такое вскрылось, Белоусова бы расстре­ляли. В неофициальной беседе ему было сказано, что вообще-то это - подвиг, за такую деятельность - особо опасную - ему бы полагалось звание Героя! Тем не менее в ре­альной жизни его ждали унизитель­ные ограничения: запрет на прожи­вание в крупных городах, ежеднев­ная вечерняя проверка по месту жи­тельства, постоянное ощущение недоброжелательного отношения соотечественников к бывшим в плену. Также действовал зап­рет на вступление в члены КПСС, а значит, и отсутствовала возможность продвижения в карьере.

Приехав в свой родной город Яранск Кировской области, где его все знали, он вынужден был отмечаться в военкома­те, сначала каждый вечер, потом один раз в неделю, в месяц. Это его очень смущало, так как воспринималось им как недо­верие. Своей профессиональной деятельностью Белоусов выбрал хирургию и проходил стажировку в Яранской цен­тральной районной больнице под руководством хирурга С.К. Еремеева. Известный и почитаемый, первый хирург в Яранске, С.К. Еремеев оценивал Белоусова как профессиона­ла высоко, отмечая полное освоение им срочной хирургии. Такая характеристика давала основание вести самостоятель­ную профессиональную деятельность в качестве хирурга и вдохновляла Михаила Белоусова.

С1947 года началась его работа в качестве рядового хирур­га. Уже в феврале 1949 года Белоусов принимал участие в областном совещании врачей Кировской области, проходил повышение квалификации в Москве.

Нужно отметить, что хирург Белоусов владел передовыми для тех лет приемами работы, он уже тогда, в 50-е годы, ус­пешно проводил резекции желудка, удаление камней из жел­чного пузыря, неоднократно оперировал сердце, устраняя последствия фронтовых ранений. Долгие годы своей жизни М.П. Белоусов напряженно трудился, проводя совместно с коллегой Г. Н. Моковым до 1400 -1500 операций в год! Это был плодотворный период жизни в биографии хирурга М.П. Бело­усова. Районная газета «Знамя коммунизма» в те годы часто помещала публикации о нем в рубрике «О людях в белых халатах». В них говорилось о большом авторитете хирурга М.П. Белоусова среди коллег и пациентов, о его успехах в работе. Пациенты выражали свою благодарность за оказан­ную им квалифицированную помощь. Благодаря таланту Бе­лоусова многие яраничи восстановили здоровье, а некото­рым он спас жизнь. В газетных публикациях также отмеча­лось, что Михаил Прокопьевич не только замечательный ме­дицинский специалист, но ещё и педагог - он преподавал в медицинском училище.

С1957 Михаил Прокопьевич работал заведующим хирургическим отделени­ем. Все заведующие отде­лениями являлись комму­нистами, только у Белоусова не было партбиле­та по причине его немец­кого плена. Лишь в 1960-м году он смог, наконец, стать членом КПСС. Он считал это своей личной Победой! В том же году был избран делегатом Всесо­юзного съезда хирургов в Москве, где выступал с докладом. В октябре 1966 года М.П. Белоусов был представителем от Киров­ской области на 1 Всерос­сийском съезде врачей- ортопедов в Ленинграде.

Однажды он рассказал историю своего плена пи­онерам из поселка Санчурск. Местные красные следопыты написали письмо Гене­ральному секретарю французской компартии Морису Торезу. С помощью этого высокого партийного деятеля Виктора Жирарда нашли, и Михаил получил первое письмо, послужившее продолжению их дружбы. Жирард надеялся на встречу. Она состоялась в августе 1966 года, когда Виктор Жирард при­ехал на Всемирный конгресс психологов в Москву и поселил­ся в общежитии МГУ. Михаил Прокопьевич тоже был тогда в столице. При встрече Белоусов рассказал о себе, об успехах отечественного здравоохранения. Гость с горечью заметил, что во Франции нет бесплатной медицинской помощи. Подо­шло время расставания, и снова волнующее: «Мы ещё встре­тимся!» Супруги Жирарды неоднократно приглашали Михаила приехать, но выезд за границу в то время был невероятно сложен, ведь тогда существовал «железный занавес».

Поездка во Францию супругов Белоусовых состоялась толь­ко в 1969 году в группе туристов. Эта новая встреча была более длительной, общение - более обстоятельным, чем во время первой послевоенной встречи в Москве. Белоусовы и Жирарды стали дружить семьями. Несмотря на то, что ни Михаила Прокопьевича (скончался в 1999 году в возрасте 85 лет), ни Виктора (скончался в 2012 году в 94 года) теперь нет в живых, - дружат их дети и внуки: переписываются, навеща­ют друг друга.

 


 

Фотографии с торжественного открытия памятной доски в честь 100-летия со дня рождения М.П. Белоусова

 

Теперь мы пойдем в сторону начала улицы.

Нам встретится старинный двухэтажный деревянный дом (№32). Это – бывший дом купца Федора Рощина. Судя по памятной доске на его фасаде, в нем в1918 году радист Н.Р.Дождиков установил радиостанцию, первую в Вятской губернии. Памятная доска на доме появилась летом 1989 года.

Имя Николая  Романовича хорошо знакомо жителям города Яранска, Видный полярный исследователь. Радист революции. Работал в 1917—1918 годах в Кремле, где, принимая радиограммы, первым узнавал о победоносном шествии со­ветской власти.

Родился Н. Р. Дождиков 22 июля 1889 года в Яранске. Окончил после школы Царевосанчурское городское училище. С детства мечтал получить редкую тогда профессию телеграфиста - он прочитал о ней в журнале - поэтому после окончания училища пошел работать разносчиком телеграмм. Учился у работников телеграфа азам сложной поначалу грамоты «точка-тире». Позднее получил специальность радиотехника в Петрограде.

 

Последовали годы службы по специальности на Урале, в Самаре. Он освоил редкую специальность «телеграфист-искровик». В 1913 году был назначен старшим радиотелегра­фистом станции.

В годы первой миро­вой войны Дождикова, как опытного специалиста, направили на работу в правительственной сверхмощной по тем временам Царскосельской радиостанции. Здесь-то и застали его события  Октябрьского революционного переворота 1917 года.  Унтер-офицер Н. Р. Дождиков возглавил станционно-технический комитет из пяти человек. В конце октября 1917 года Николай Ро­манович был делегатом I Всерос­сийского съезда радиоспе­циалистов, проходившего в  Петрограде.

В тот период нашему земляку не раз доводилось встречаться с Владимиром Ильичом Лениным, общаться с ним, выполняя различные поручения. Именно Николай Романович передал в эфир самые первые ленинские декреты – о мире и о земле. В марте 1918 года, после переезда Советского правительства в Москву, он ездил к Ленину для решения вопроса о дальнейшей работе радиостанции. По постановлению Совнаркома она была в дальнейшем передана Народному комиссариату почт и телеграфа.

В  1918 году наркомат направил Дождикова в Вятскую губернию – в Яранск. Здесь он создал самую первую на Вятке радиостанцию и стал ее первым руководителем. Кроме того, в течение двух лет он являлся комиссаром связи уезда и предсе­дателем Яранского уезд­ного комитета профсою­за работников связи.

В  родном городе  Дождикову работать долго не пришлось. Высококлассный специалист своего дела, он уехал в Сибирь, организовывал  ра­диосвязь в Челябинске, Омс­ке, Новосибирске. С 1922 года жизнь Николая Романо­вича была связана с Крайним Севером. Не один десяток лет отдал он работе на полярных ново­стройках. При его  непосред­ственном участии на побере­жье и островах Северного Ле­довитого океана построили десять радиостанций: Салехард, Новый порт, Игарка, мыс Челюскина, остров Пре­ображения, бухта Нордвик, залив Кожевникова…

Лишь в 1952 году закончилась его трудовая деятельность. Знавшие Дождикова вспоминали, что свою работу он любил беззаветно, это и помогало ему идти вперед постигая все новые вершины своей нелегкой профессии. Он всю жизнь благодарил судьбу за то, что она дала ему возможность заниматься  любимым делом, принося при этом огромную пользу людям.

За свой самоотверженный труд Николай Романович удостоился высоких наград: ордена Трудового Красного Знамени (в 1949 году), знаками «Почетный радист СССР» и «Почетный полярник», медалями.

Имя Н. Р. Дождикова носит гора, которая находится на северо-западном побережье острова Большевик на Северной земле.

Как видите, совсем небольшое расстояние вдоль улицы Свободы мы сегодня прошли, но как много узнали!

А в следующий раз посетим улицу Гоголя (с заходом на Мицкевича).

Спасибо, что были с нами.

До скорой встречи!!!

Использованы фотографии Артёма Ямщикова, из фотоархива центральной библиотеки, из книги «Михаил Белоусов. Жизнь и судьба» (авторы Л. Белоусова, Е. Белоусов).

Дата: 2018-02-22 13:23:33 | Просмотров: 1498
Друзья сайта

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Статистика
Яндекс.Метрика