20.06.2021, 00:13
Вы вошли как Гость

Яранская центральная районная библиотека им. Г.Ф. Боровикова

12+
Меню сайта

Учёные – уроженцы яранской земли: Клешнин Алексей Федорович

В этом году, 21 февраля, исполнилось 110 лет со дня рождения замечательного отечественного физиолога растений, доктора биологических наук, профессора Алексея Фёдоровича Клешнина.

Ученик основателя советской школы светофизиологии и светокультуры растений академика Николая Александровича Максимова, он внес существенный вклад в развитие этого направления в физиологии растений. Полученные им знания в дальнейшем нашли широкое применение как в фундаментальных исследованиях влияния света на растения, так и в практических целях - в овощеводстве и цветоводстве защищенного грунта, выращивания растений в условиях Крайнего Севера, под землей и в космосе.

Имя А.Ф. Клешнина по праву стоит в ряду российских ученых-пионеров светофизиологии и светокультуры растений Н.А. Максимова, Н.А. Артемьева, В.П. Мальчевского, Л.А. Иванова, Б.С. Мошкова, В.М. Лемана, Н.П. Красинского, Е.Д. Королькова, В.М. Катунского, В.М. Маркова и др.

Алексей Фёдорович происходил из крестьян Северной части Европейской России. Он родился в глухой деревне Николаевская Яранского уезда Вятской губернии и был единственным ребенком в семье. В пять лет от осиротел, лишившись матери, умершей от туберкулеза, а в семь – круглый сирота после смерти отца остался на попечении деда. С детства, вероятно после болезней, он плохо слышал и впоследствии пользовался слуховым аппаратом. Помогая деду по хозяйству, в восемь или девять лето он упал с крыши сарая и повредил ногу. В результате травмы у него начался туберкулез кости колена, с тех пор до конца жизни он хромал и до двадцати пяти лет был вынужден передваиваться с помощью клюки. После операции, сделанной в Москве, нога оказалась на семь сантиметров короче и не сгибалась, но он смог передвигаться без палки и, хотя хромал, больше к её помощи никогда не прибегал.  Алёша был живым, любознательным, тянущимся к знаниям ребенком. Не может не вызывать уважения мальчик-сирота, калека с клюкой, который упорно ходит учиться в церковно-приходскую школу в соседнюю деревню за семь километров от родного дома. В пятнадцать лет он лишился деда и остался на попечении дяди. В шестнадцать он начал работать. Сначала работал подмастерьем у портного в Яранске, затем попробовал свои силы в качестве работника на мельнице, но, вероятно, это было для него трудно, и пришлось вернуться к портному. Был уже советский период, нужны были подготовленные кадры, открылись рабфаки. В 1929 году, в возрасте 18 лет Клешнин поступает на рабфак в Яранске, успешно учится, живо интересуется происходящим, втягивается в новую жизнь. В 1931 году вступает в ВЛКСМ, активно включается в общественную работу. Вероятно поэтому в 1932 году после нескольких месяцев стажировки, по мобилизации ЦК ВЛКСМ его отозвали с последнего курса рабфака для работы в качестве учителя в неполной средней школе в деревню Никуляты теперь уже Яранского района Вятской области. Там он проработал до августа 1934 года. Подводя итог этому периоду жизни, можно лишь добавить, что Алексей Фёдорович всегда был горд своим крестьянским происхождением, навсегда сохранил любовь к родному Вятскому краю, никогда не жаловался на трудное и суровое детство, на трудности быта и болезни, был нетребователен к одежде и еде, всегда оптимистичен, рассудителен, вежлив, но принципиален и тверд.

В августе 1934 года он приехал в Москву поступать в МГУ им. М.В. Ломоносова. Однако при поступлении не обошлось без осложнений. Приемная комиссия считала его не выпускником рабфака, сиротой из крестьянской семьи, а учителем, интеллигентом. Для этой категории граждан прием был ограничен, и ему отказали. Алексею Фёдоровичу пришлось проявить упорство и стойкость, чтобы прояснить ситуацию, и, в конечном итоге, вопрос о приеме был решен положительно: Клешнин стал студентом Биофака МГУ.

Учился он прилежно и увлеченно, занимался экспериментальной исследовательской работой, писал научно-популярные заметки в газеты, выступал на научных студенческих конференциях, был членом бюро ячейки ВЛКСМ, входил в редколлегию стенгазеты. В 1939 году его доклад на научной студенческой конференции «К вопросу об индуктивном действии лучшей различной длины волны и о их значении в фотопериодической реакции» был отмечен и рекомендован к публикации (Сб.Научн.студ.раб. вып.24. Ботаника. Изд. МГУ), а автор премирован поездкой в г. Одессу в Институт акад.Т.Д. Лысенко.

В этом же году А.Ф. Клешнин закончил обучение по специальности «физиология растений» с правом преподавания в высшей школе или учителем биологии в старших классах средней школы. Как успешно закончивший Алексей Федорович был рекомендован к поступлению в аспирантуру. В сентябре 1939 г. он был принят аспирантом в Институт физиологии растений им. К.А. Тимирязева АН СССР, где его научным руководителем стал заместитель директора Института профессор Н.А. Максимов (в тот период чл.-корр.АН СССР), который первым в нашей стране в 1925 г. вырастил растение «от семени до семени» целиком в условиях искусственного климата. Клешнин легко втянулся в работу, и в скором времени его основной научный интерес сосредоточился на изучении действия света на растения. Знакомясь с проблемой, он много читает не только отечественную литературу, но изучает её по работам, написанным на английском, немецком и французском языках.

В 1939 году подходил к концу срок пребывания в комсомоле по возрасту.Алексей Федорович был активен, исполнителен, инициативен, твердо верил в правильность поставленных целей, поэтому подал заявление о вступлении в ВКП(б) и был принят кандидатом в члены партии. Но в начале 41 года одного из его приятелей, с которым он вместе поступил в аспирантуру, арестовали и репрессировали, а Клешнина вывели из кандидатов в члены ВКП(б) за то, что он поддерживал с ним дружеские отношения (вероятно, он от него не отрекся, а значит не предал). Дело на том и закончилось, но Алексей Федорович больше никогда заявление о приеме в партию не подавал.

В июне 1941 г. началась Великая Отечественная война, фронт стремительно приближался к Москве. Институт был эвакуирован в Среднюю Азию, а с ним и аспирант Клешнин. Попытка записаться в армию не удалась. При первом же посещении военкомата он был выбракован медицинской комиссией. Тогда Алексей Федорович продолжил работу над диссертацией, писал научно-популярные статьи. Осенью 1942 года заканчивался срок его аспирантуры. Вот какую характеристику в декабре 1942 г. дает своему ученику научный руководитель, профессор Н.А. Максимов: «Клешнин А.Ф. работает в Институт физиологии растений им. К.А. Тимирязева в качестве младшего научного сотрудника с ноября 1942 г. С сентября 1939 г. по ноябрь 1942 г. он работал в Институте в качестве аспиранта, успешно выполнив аспирантский план; работа А.Ф. Клешнина «О роли спектрального состава света в развитии растений», представляющая собой развитие идей К.А. Тимирязева, Ученым советом Института признана годной к представлению на соискание ученой степени кандидата биологических наук. Имеет несколько печатных работ и популярных статей в области физиологии развития растений. Тов. Клешнин А.Ф. является ценным научным работником». Похоже звучала и характеристика диссертанту, данная «треугольником» Института: «…провел большую работу по критическом обзору существующей литературы в области влияния различных количеств света на развитие растений, а также участвовал в проведении экспериментов. В результате этого подготовил к защите диссертацию на соискание степени кандидата биологических наук, являющуюся ценным вкладом в учение о развитии растений. Участвовал в проведении работы по теме повышения солеустойчивости растений методом предпосевного закаливания семян. Принимал активное участие в написании научно-популярных статей для журналов и газет. А.Ф. Клешнин вырос как самостоятельный научный работник и может работать в области физиологии растений».

В 1943 г. А.Ф. Клешнин успешно защитил диссертацию по теме «Значение лучистой энергии для развития растений». В 1944 г. Институт возвратился в Москву из эвакуации. А.Ф. Клешнин поступил на работу старшим научным сотрудником в Институт свекловичного полеводства, где проработал до июня 1946 г. С июня 1946 года Клешнин – вновь сотрудник ИФР АН СССР. Он много работает по избранному направлению. Его интересует все, что касается действия света на растение: и сам свет (спектр излучения, квантовая структура света и его свойства, законы излучения и распространения света), параметры света, важные для светофизиологии растений (интенсивность света – поверхностная плотность мощности падающего на лист светового потока, продолжительность и периодичность действия света, его сезонная изменчивость), светоизмерительные приборы (методика измерения и единицы, классификация, номенклатура и технические данные источников света); и «ответ» растения на действие света (фотопериодическая реакция, реакция процессов роста, развития, морфогенеза, тепловой эффект действия света и его значение в тепловом балансе листа, спектральная эффективность поглощения и эффективность использования поглощенного света в продуционном процессе, возможность управления физиологическими процессами растения с помощью света).

Алексей Фёдорович проводит эксперименты, пишет статьи, встречается со специалистами, коллегами – физиологами растений и агрономами, с физиками и инженерами.

При поддержке академика Н.А. Максимова он устанавливает контакт со светотехниками, разработчиками и производителями ламп. Получает новые лампы, проводит с ними опыты по выявлению их возможностей для выращивания растений. Он становится инициатором применения для светокультуры новых в 40-е годы XX века источников света – люминесцентных ламп. Его статьи об их использовании для целей растениеводства отметил основатель советской школы физическом оптики и теории люминесценции Президент АН СССР академик С.И. Вавилов. Клешнин всегда с восхищением и благодарностью вспоминал, как при огромной загруженности работой С.И. Вавилов нашел время, чтобы в течение двух-трех дней подробно просмотреть их и дать свое заключение. Академик сделал аккуратные подробные замечания на полях и дал положительную оценку.

В мае 1948 г. на заседании Президиума АН СССР А.Ф. Клешнину было присвоено ученое звание старшего научного сотрудника по специальности «Светофизиология», а в июне утвержден и выдан аттестат, подписанный Президентом АН СССР академиком С.И. Вавиловым и Главным ученым секретарем Президиума АН СССР академиком А.В. Топчиевым.

Клешнин продолжает заниматься научной работой, читает лекции в Московском областном педагогическом институте, пишет научные и научно-популярные статьи по выращиванию растений при искусственном освещении, о теории и практике светокультуры растений, о вопросах измерения лучистой энергии для физиологических целей. В эти годы промышленная светокультура растений только зарождалась. Первые попытки создания тепличных хозяйств с применением для культуры растений электрического освещения были сделаны ещё в предвоенные годы, но они не получили развития. Не только война этому помешала. Слаба ещё была материально-техническая база, маловато электроэнергии, даже Европейская часть страны была мало электрифицирована, совершенно не хватало подготовленных кадров. К концу 40-х годов и в начале 50-х положение стало выправляться, появился интерес, но совершенно недостаточно было руководств и пособий по светофизиологии и выращиванию растений с применением электрического освещения в осенне-зимний и весенний периоды года. А.Ф. Клешнин это видел и понимал, поэтому он принял решение написать книгу. В 1954 г. выходит в свет его фундаментальный труд «Растение и свет» под редакцией академика А.Л. Курсанова и профессора А.А. Ничипоровича. Посвященная памяти учителя ‑ академика Н.А. Максимова, книга «Растение и свет» (с расширением названия на титуле – «Теория и практика светокультуры») стала основополагающим руководством по светофизиологии и светокультуре растений, а её автор – общепризнанным специалистом в этой области.

Монография «Растение и свет» была переведена на немецкий язык и издана в Берлине в 1960 г., а в 1963 г. она вышла на китайском языке в КНР. Книга была очень своевременной и востребованной. В ней были собраны и освещены практически все известные на то время данные по действию света на физиологические процессы растений, описана взаимосвязь действия света

с другими основными факторами среды, дана подробная характеристика качественного и количественного состава естественного солнечного света, описаны зависимости физиологических процессов от длины светового дня и его перерывов в течение суток, значение спектра излучения и соотношения отдельных его частей на морфогенез, развитие и рост растения, описаны методы измерения света и температуры листа, подробно описаны применявшиеся в то время источники излучения, приведены расчеты освещенности. В разделе общей светокультуры растений описаны особенности выращивания растений в условиях полностью искусственного освещения и в условиях досвечивания (выращивание с добавлением искусственного света при недостатке естественного). Кроме того, в разделе частной светокультуры говорится о светокультуре овощных и садовых растений, о светокультуре для целей селекции и семеноводства, о светокультуре в цветоводстве, о применении светокультуры в помещениях без естественного света с целью озеленения и психологической разгрузки (в метро). Монография была снабжена большим количество иллюстраций, таблиц, графиков. Библиографическая часть содержала более 850 работ (из них 350 отечественных), а в немецком варианте (1960 г.) более 1200 работ (из них 500 отечественных). Вот какую характеристику А.Ф. Клешнину дал в 1958 г. профессор А.А. Ничипорович, заведовавший лабораторией фотосинтеза ИФР АН СССР: «А.Ф. Клешнин защитил диссертацию на тему «Значение лучистой энергии в развитии растений». Исследования в этой области и до настоящего времени являются предметом работы А.Ф. Клешнина, при чем в них он занимает положение одного из ведущих специалистов в нашей стране. Им получены интересные результаты, характеризующие роль спектрального состава света. Он – один из пионеров биологического обоснования и разработки биологических приемов светокультуры растений. Он первый ввел в практику светокультуры люминесцентные лампы и во многом способствовал их внедрению в практику нашего овощеводства и декоративного цветоводства».

Продолжая работать, Алексей Федорович самостоятельно или в соавторстве (в основном с учениками) опубликовал более 50 работ, большая часть которых касалась действия света на растения. Это работы о содержании пигментов, белков и углеводов в условиях искусственного освещения, об энергетическом балансе растений, об установках для облучения растений, о температуре листьев и интенсивности транспирации при искусственном освещении, об оптических свойствах листьев и фотоэлектрическом методе определения этих свойств, о корреляции между оптическими свойствами и содержанием хлорофилла в листьях растений. Этот перечень можно продолжить.

В 1961 году Алексей Федорович успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора биологических наук на тему «Физиологические основы светокультуры растений», а с ноября 1963 года он – профессор.

В 1970 году он был введен в члены секции теоретических проблем земледелия будущего при Н.С. по проблемам почвоведения и мелиорации почв АН СССР. В 1980 г. выходит его книга, написанная совместно с В.И. Рождественским «Управляемое культивирование растений в искусственной среде».

А.Ф. Клешнин был энциклопедически образованным человеком, знал три иностранных языка, любил читать и много читал не только научную, но и художественную литературу, знал и любил историю, интересовался искусством, был в курсе общественно-политических событий в своей стране и за её пределами.

Обладая природным даром учителя и рассказчика, он был открыт для общения с самым широким кругом людей, равно держался в общении как с академиком, так и с рабочим мастерских, лаборантом или уборщицей. Он был очень воспитанным человеком, в обществе дам был умело остроумен и по-рыцарски галантен, за столом всегда был «душой компании».

Главное его научное детище монография «Растение и свет» не утратила своего значения и сегодня: в ней много ценных и полезных сведений как научного, так и прикладного характера (данные инженерно-технического обеспечения, конечно, требуют существенной корректировки). Написанная более 55 лет назад, эта замечательная книга по широте постановки вопроса, обстоятельности, удивительной ясности и простоте изложения занимает ведущее место среди работ по светофизиологии и светокультуре растений.

Во вступлении к монографии Алексей Федорович писал: «Светокультура растений как самостоятельная проблема физиологии растений, имеющая большое теортическое и практическое растение, возникла в СССР. Приоритет советских ученых в данной области не подлежит сомнению.»

Эти замечательные слова нужно помнить не только потому, что наша страна правопреемница СССР. За последние годы мы утратили передовые позиции в области светокультуры растений.

Наша страна территориально расположена в зоне рискованного земледелия, поэтому выведение страны из сегодняшнего состояния в число передовых в этой области – дело не только чести, но и важное составляющее решения задачи обеспечения населения страны ценными высоковитаминными продуктами питания, посадочными материалами и цветами. Да и как самостоятельная проблема физиологии растений она себя далеко не исчерпала.

В 1992 г. Алексей Федорович ушел на пенсию по состоянию здоровья, а 4 февраля 1993 г. его не стало, но и теперь, когда люди, знавшие Клешнина, вспоминают его в разговоре, их лица светлеют.

М.В. Добровольский, Институт физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН

Источние информации: https://ippras.ru/files-oldsite/RSPP_Bull_23.pdf

Дата: 2021-06-07 09:51:41 | Просмотров: 169
Друзья сайта

 

 

 

 

 

 

 

Статистика
Яндекс.Метрика