02.02.2023, 14:41
Вы вошли как Гость

Яранская центральная районная библиотека им. Г.Ф. Боровикова

12+
Решаем вместе
Хочется, чтобы библиотека стала лучше? Сообщите, какие нужны изменения и получите ответ о решении
Меню сайта

Васенёв Иван Иванович

Васенёв Иван Иванович, доктор биологических наук, профессор, заведующий кафедрой экологии Российского государственного аграрного университета – Московской сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева.

Отечество.-2019.-№70(31 августа).- С.1-2.

Иван Васенёв: «У Яранского района есть конкурентные преимущества»

Иван Иванович Васенёв, окончив в 1979 году с золотой медалью школу в Яранске, поступил в МГУ на факультет почвоведения, где закончил аспирантуру и защитил диссертацию. Затем была работа в Молдавии, Курске во Всероссийском институте земледелия, а сейчас он профессор, доктор биологических наук, зав. кафедрой экологии Российского государственного аграрного университета - Сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева. Во время очередного визита на малую родину Иван Иванович согласился ответить на вопросы «Отечества».

- Значит, ностальгия по Яранску не проходит?

- Ностальгия есть, конечно. Очень жаль, что такой потенциаль­но богатый в природном отноше­нии край, который давал когда-то каждый четвёртый килограмм зерна в Кировской области, теперь нахо­дится не в самом лучшем состоя­нии. Но рано или поздно он ожи­вёт, поскольку в нём есть и ещё со­хранившиеся леса, и то, что в ле­сах, потенциально плодородная земля и замечательные люди. Со временем это становится всё более востребованным.

- Да, когда-то район считался жит­ницей региона и здесь был построен крупнейший элеватор.

- К сожалению, его строительство пришлось на не самые светлые време­на, и он не успел заработать в полную силу. Элеватор был задуман очень хо­роший, думаю, он был бы необходим и сейчас, потому что глобальные изме­нения климата затрагивают и Россию, смещая акцент экономических инте­ресов — он сдвигается в северном на­правлении. Я думаю, максимум лет че­рез десять-двадцать, а скорее всего, го­раздо раньше, здесь будут весьма при­влекательные условия для инвесторов в сельскохозяйственном производстве. Проезжая территорию Марий Эл, час­то встречаешь указатели на санатории. С точки зрения отдыха и у нас здесь условия тоже хорошие. Можно вспом­нить, например, освящённый источ­ник в Мари-Ушеме.

- По какой причине, Вы считаете, у нас до сих пор не используется этот по­тенциал?

- Мне кажется, в значительной мере в силу субъективных причин. На мой взгляд, наверное, в последние пару де­сятилетий Яранску не очень везло на областных руководителей. Когда я ус­лышал из СМИ о том, что сыну на тот момент губернатора области Никиты Белых не нашлось здесь достойной школы и ему «пришлось» учиться в Англии, то уже складывалось опреде­лённое впечатление.

В то же время я должен сказать, что к нам, в Тимирязевку, поступает до­вольно много кировских выпускников. Из Яранска многие бы могли у нас так же учиться, преодолев некоторый пси- пси­хологический барьер. После опреде­лённой профильной подготовки они могли бы сюда вернуться, сделав здесь условия для жизни более привлека­тельными, увеличив количество при­влекательно оплачиваемых и интерес­ных рабочих мест. Дороги, которые раньше тормозили развитие, теперь позволяют свободно передвигаться. Даже для зарубежного, экологического и аграрного туризма здесь найдётся не­мало интересных объектов.

- Но многие наверняка скажут, что Вы, в своё время, тоже уехали из Яранска.

- Когда я ехал поступать в Москву, думал вернуться. Но после универси­тета, получив образование по специ­альности «Почвоведение», Молдавская академия наук выглядела для меня привлекательнее Знаменского техни­кума. Хотя в дискуссиях с коллегами мы уже на тот момент отмечали, что, например, ещё до войны в Кирове было три ВУЗа, и только в начале пе­рестройки появился четвёртый. А в Кишинёве до 1939 года не было ни од­ного ВУЗа, а на момент перестройки их было уже десять, плюс целая рес­публиканская академия наук. Из-за та­ких «особенностей» развития страны часть молодёжи «вымывалась» из цент­рального Нечерноземья.

- Наблюдая за Яранском со стороны, что здесь, по-вашему мнению, меняет­ся, какие тенденции можно отметить?

- Несколько лет назад, когда мы приехали сюда зимой, после Нового года, мы были просто очарованы, на­столько всё было красиво, чисто и ак­куратно. А как-то приехали в конце июня, и в глаза бросилось уже другое. Так что впечатления бывают противо­речивыми.

Но сейчас в целом глубинка России потихоньку развивается. Началось всё с крупных городов-миллионников, сейчас развитие заметно по областным центрам. Недавно с коллегами с зональной научной экскурсией мы про­ехали от Кольского полуострова до Та­ганрога, и на всех иностранцев, а там было 22 представителя США, Китая и Германии, как раз российская глубин­ка оставила самые приятные впечатле­ния. В конце только сказали, что бо­лее англоязычная среда в разы повы­сила бы привлекательность для зару­бежных туристов.

Немало активных «точек роста» уже имеется в Черноземье. Например, за последние годы заметно развилась и где-то даже расцвела Воронежская об­ласть. Правда, ничего не развивается очень быстро, и нас подводит стремле­ние всё получить если не сегодня, то завтра. К сожалению, в сельском хо­зяйстве так не бывает. Но тот, кто на­блюдает за ним последние лет двад- цать-тридцать, понимает, что выздо­ровление медленно, сложно, но всё- таки идёт. Интерес к реализации оте­чественной сельскохозяйственной продукции на российском и мировом рынках устойчиво растёт. Те же пре­словутые санкции стимулируют инвес­тиции внутри страны.

- Десять лет назад я пытался полу­чить ответ на вопрос: почему мы везём в Россию картошку из Голландии, если у нас в стране выведено из оборота, по­просту зарастало, примерно 40 млн. гек­таров пашни?

Картошку из Голландии мы уже не везём, и количество заброшенных по­лей у нас значительно сократилось. Сейчас в залежи осталось 18-20 млн. гектар. В Черноземье вы залежь уже не найдёте. В Подмосковье по дороге на дачу в последние годы также постоян­но видишь развитие: здесь распахано, здесь новая тепличка появилась, тут большое стадо пасется…

Мы как-то у себя проводили круглый стол, и представитель такой крупной компании, как «Мираторг», кстати, вы­пускник МГУ, которого я когда-то при­нимал, сказал, что «мы обеспокоены тем, что государство сняло дотации на возвращение залежных земель в сельс­кое хозяйство, а нам это слишком до­рого обходится». Причём речь шла о нечерноземной Брянской области.

В Белгородской области уже давно до­стигло разумных пределов развитие жи­вотноводства, и им приходится закупать корма в соседних регионах. А животно­водство хорошо ещё и тем, что оно гар­монизирует структуру севооборота. Тра­вы лечат землю. Сейчас вполне на уров­не, смотрю, и Курская область.

В России широко внедряются элемен­ты точного земледелия, и продуктив­ность молочного стада выросла больше, чем в два раза. Россия полустихийно, по­луорганизованно, но движется в верном направлении. Решив по многим направ­лениям проблему количественной про­довольственной безопасности, нам пора задуматься и о качестве продукции. Мне кажется, лет тридцать назад яранский хлеб был вкуснее. Это проблема, кото­рой стоит заняться. Позиция Яранского района, который стоит на земле, весьма выигрышна. Поскольку последние пару десятилетий применение пестицидов было минимальным, а в августе прошло­го года президент подписал закон об органической продукции, который с ян­варя следующего года вступает в силу.

- Для того, чтобы производство при­носило выручку, нужен сбыт. Причём выручка должна покрывать себестои­мость продукции, которая, например, в животноводстве у нас вряд ли будет ниже аргентинской, где коровы могут круглый год пастись на пастбище.

- В ходе научной экскурсии в Воронеж мы заехали на центральный рынок, где продают мраморное мясо, ко­торое стоит около двух тысяч рублей за килограмм. Его покупают. Я его встречал на московском Арбате. Зна­чит, можно находить какие-то ниши, где предлагать продукцию в более до­рогом и в более качественном сегмен­те. Интерес к ней объективно растёт во всём мире, и в России тоже. Темпы роста объёмов органической продук­ции иногда достигают 30 процентов. Есть идея присвоения качественной продукции специальной маркировки.

Естественно, чем качественней про­дукт, тем он дороже будет стоить. И наши производители в этом случае мо­гут иметь существенные конкурент­ные преимущества. Например, произ­водители молока применяют интен­сивную технологию. Наши производи­тели молочной продукции часто про­игрывали конкурентам, потому что те массово используют пальмовое масло не самого высокого качества и выдав­ливают с рынка производителей более качественной продукции. Вместе с ре­шением этой проблемы можно будет решать и проблему сельских районов, таких, как Яранский.

- В своё время Тимирязевская акаде­мия была ведущим научным учреждени­ем, отвечающим за развитие сельхозпроизводства в стране. А как сегодня, в ус­ловиях рыночной экономики, университе­ту удаётся справляться с этой задачей?

- Академия была создана в 1865 году по Указу Александра II, когда после освобождения крестьян возникла не­обходимость широкого распростране­ния передовых сельскохозяйственных технологий. В советское время от неё отпочковалось несколько НИИ, два специализированных ВУЗа. Но в наши дни Академия является научно-мето­дическим центром в области сельско­хозяйственного образования стран СНГ и базовой организацией Минсельхоза. Всё больший интерес к научным исследованиям в условиях ограничен­ных государственных дотаций прояв­ляют и крупные агрохолдинги. Они уже понимают, что если использовать тольло стандартные западные агротехнологии, через некоторое время будет достигнут предел, а то и спад произ­водства.

- Что в современных условиях для академии важнее: образовательная или научная деятельность?

- Не может быть качественного выс­шего образования без науки и без рабо­ты на практике. Мы, например, работа­ем по договорам с крупнейшим в мире производителем пасты из твёрдой пше­ницы. Они заинтересованы в развитии в России сырьевого рынка для своего производства, а для этого нужно разви­тие его сырьевой базы, что, в свою оче­редь, способствует общему развитию сельскохозяйственного производства и сельских территорий в целом.

- Раньше у нас, да и до сих пор, не так много внимания обращается при се­лекции на качественные показатели продукции, больше на количественные — урожайность. А когда речь идёт о выходе на международный рынок, то качеству как раз должно уделяться всё больше внимания.

- В последнее время достаточно мно­го примеров проявления интереса к работе с российскими производителя­ми и сотрудничества для этого с про­фильными специалистами, включая Тимирязевскую академию. Сейчас у нас готовится консорциум, в который войдут и всемирно известный произво­дитель пасты, и крупнейший произво­дитель техники, и один из лидеров производства минеральных удобрений, и известный производитель пестицидов. Задачей консорциума будет отработка комплексных технологий на примере представительных участков. К сожале­нию, пока не на территории Кировс­кой, а только в Саратовской области. Но, я думаю, со временем это будет приходить и сюда. Самое важное — найти тот уникальный или приоритет- ныи элемент продукта, который мож­но предложить на растущий рынок сельскохозяйственной продукции, и под него уже организовать всю техно­логическую цепочку.

- Существует мнение, что в гло­бальном рынке всё уже распределено.

 - Надо предлагать или более дешё­вый, или более качественный продукт. У России шансы растут в связи, напри­мер, с ростом стоимости продукции в том же Китае. Качество традиционно является нашей сильной стороной. Только не всегда учитывается, что если мы заходим на другой рынок, то надо заранее готовиться к существующим там требованиям к качеству.

Время революционных скачков уже прошло, и Россия для себя исчерпала возможности, в том числе для иннова­ций. Поэтому стоит вести речь о более длительных, 3-5-летних вложениях. Та­кая работа имеет больше шансов на успех. Поэтому, мне кажется, и новое руководство области будет двигаться в направлении целевой поддержки разви­тия сельского хозяйства в Яранском районе, который всегда был этим си­лён. В Кировской области сельское хо­зяйство будет развиваться. Здесь же в своё время была создана разветвлённая система мелиоративного осушения. Земля отдохнула за последние годы. Периодически обсуждаются новые фе­деральные программы. Например, про­грамма «Русский лён». Когда складыва­ются интересы государства и частных структур, тогда всё получается.

- Тем не менее, чуть ли единствен­ное в области хозяйство по первичной переработке льна в Знаменке в про­шлом году прекратило заниматься льноводством.

У нас долго говорили, что сельс­кое хозяйство в России — это «черная дыра». А потом бизнес пошёл в него так, что «за уши не оттащишь». Мне кажется, в каждом направлении нужно почувствовать логистику. У нас есть специалисты по льну и его вторичной переработке. Несколько лет назад они получили премию правительства. Для того, чтобы продвигать, нужна актив­ная ассоциация производителей опре­делённой продукции, как есть эффек­тивно работающие ассоциации произ­водителей мяса и молочной продук­ции. Мне кажется, надо то же самое развивать и по льну, как сейчас гово­рят, «донести до первого лица». На­пример, так удалось добиться реализа­ции инициативы до уровня закона об органической продукции.

Всё равно лён стоит дорого, и про­дукция действительно востребована на мировом рынке. Поэтому этот потен­циал зреет-зреет, и рано или поздно прорвётся. Здесь для бизнесменов важ­но чувствовать, что же будет востребо­вано завтра-послезавтра, и туда опера­тивно инвестировать. Когда-то в ин­тервью агентству «Рейтер» я сказал, что в ближайшие 5-7 лет производство зерна в России увеличится на 20-30 процентов. Тогда они только улыбну­лись, но так и произошло.

Я помню, в советское время в Яранске был плодосовхоз «Солнечный». А ба­ночка варенья сегодня стоит в супер­маркетах до 200 рублей. Можно здесь это делать? Можно. В Воронежской об­ласти за 5-7 лет появились сады. Они стали продавать в Германию концентрат яблочного сока. Притом, что мы заво­зим яблоки из Европы. Дело в качестве.

Всё требует грамотного подхода. То, что раньше «делали на коленке», се­годня не получается, поскольку кон­куренция очень высокая, а техноло­гии шагают очень быстро. Та ниша, которую Яранский район, в силу сво­их особенностей, готов занять, — про­изводить на наших землях более каче­ственную, фермерскую продукцию. Для многих регионов серьёзные огра­ничения для устойчивого получения массовой сельхозпродукции — дефи­цит осадков, а с этим у нас здесь, ду­маю, в ближайшие полвека проблем быть не должно.

Владимир ВАГАНОВ

 Газета "Отечество"- 1998. - №6 (17 января).

 

Дата: 2021-02-19 09:13:55 | Просмотров: 543
Друзья сайта

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Статистика
Яндекс.Метрика